Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:43 

В предчувствии любви. Рейтинг: G

Русёна
Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать. (Коко Шанель)
Название: В предчувствии любви
Автор: Русёна
Ориджинал
Рейтинг: G,
Жанры: Слэш, Романтика, Повседневность, Школа, Первая любовь
Размер: Миди, 11 страниц ворд
Статус: закончен
Описание: Иногда из драки вырастает дружба, а из дружбы может вырасти и нечто большее…


- Слыш, Юрка, ты не мог бы помочь? – Киря подвалил ко мне на большой перемене. – Позарез надо. Сегодня.
- Смотря что. Если опять с матёмой пристал, то можешь сразу забыть об этом.
- Не. Тут твои кулаки нужны. На тебя как посмотрят, так сразу сдуются.
- Кто?
- Да пацаны одни, из гуманитарной, ну, та, что через дорогу.
- А. И че не поделили?
- Ну… - Киря засмущался, - понимаешь, он наезжать стал, ну а я сдуру и забил стрелку. А он наверняка с братом придет…
- Так, кто он и что за причина-то.
- Ты это… не смейся только, - мой друг стал краснеть. - Я в Вальку из соседней квартиры… то есть, она мне нравится. Очень. Ну и… есть тут один.
- Ха! Ты влюбился! – непроизвольно мои губы расползлись в улыбке. – Так что, Отелло, Дездемону свою душить не хочешь, а хочешь морду сопернику начистить?
- Ну я же просил… - обиженно-негодующий взгляд немного притушил желание и дальше поиздеваться над влюбленным дурнем.
- Ладно, ладно, забей. Так и что – этот конкурент, из гуманитарки что ли?
- Ну да.
- Ладно, - я хлопнул друга по плечу, - фиг с тобой, помогу. Но ты мне будешь должен!
- Сочтемся, братан! – и, радостный, он куда-то маханул, только пятки засверкали.

После уроков, забежав домой переодеться и бросить что-нибудь в рот, я отправился на забитую другом стрелку. То есть, мы с ним договорились встретиться у его подъезда, а уж потом вдвоем пойти на пустырь за домами, где гаражи и народу практически нет. Пришли мы первые. Киря нервничал, а я был спокоен как удав. Ну подумаешь, помахаемся немного – не впервой же. Но для него это, по-видимому, было действительно важно – он здорово нервничал. Неужели действительно влюбился? Мне как-то не верилось. Ну чего такого может быть особого в этой его соседке, чтобы так переживать? По мне, так вообще, все девки – дуры. С ними и поговорить-то толком не о чем. Тут мои размышления прервали.
- Вот они! – возбужденный Киря тряханул меня за рукав, обращая внимание на двух подходивших парней. Они и правда были братьями – похожи уж очень: тонкие, не очень высокие, оба лохматые, с одинаковыми симпатичными мордашками, и на вид никакой угрозы от них исходить в принципе не могло. Прям детский сад какой-то. Мне даже смешно стало.
- Киря, да ты их один двоих по стенке размажешь! Мог бы и без меня обойтись!
- С тобой надежней, - не согласился он и тут же крикнул подходившим:
- Опоздали! Приссали, небось?
- У брата занятия позже заканчиваются, - хмуро ответил тот, что был немного меньше ростом. «Наверно, они с братом погодки» - решил я. Пришедшие встали напротив нас, внимательно разглядывая.
- И что пялишься? – снова вступил в разговор мой друг. – Я тебя не на гляделки позвал. Я хочу тебя последний раз предупредить – не лезь к Вальке, она будет встречаться со мной. Мы с ней дружим, а ты – третий лишний.
- Это ты – третий лишний. Валя со мной учится, и мы даже сидим вместе. И мы тоже с ней дружим.
Краем уха я слушал перепалку Кири и этого мелкого, а сам разглядывал соперника, впрочем, как и он меня. Взгляд у него был уверенный – он не боялся, что меня вообще-то удивило. Я был довольно высоким, крупным и сильным парнем, драться умел, хотя и не ходил на всякие там секции. И я был уверен в своем превосходстве над ним. Думаю, он должен был это заметить. Но вдруг он ухмыльнулся. Так, словно уже победил меня. Я стал заводиться – хотелось стереть эту ухмылку с наглой смазливой рожи. Теперь, даже если и захотел бы Киря решить дело миром, то я был против, потому и заявил очень провокационно:
- Короче, детки, оставьте в покое моего другана и валите отсель, пока кости целы. И впредь забудьте об этой самой… - я забыл, как эту девчонку-то звали, - о соседке Кирилла. Иначе вам обоим мало не покажется.
- Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, дылда стоеросовая, - голос моего соперника что-то всколыхнул во мне, было в нем нечто… Что-то, короче, было. Но это не помешало мне ответить:
- А ты вообще молчал бы, пигалица. Хочешь, чтобы в больничку родичи передачки тебе носили?
- Скорее это тебе передачки носить будут, увалень!
- Ну все, ты сам напросился! – и я первый замахнулся на наглеца.
Удар должен был сбить паренька с ног только так, но того почему-то не оказалось на месте. Неудача меня подстегнула – я сосредоточился. И началось настоящее махалово. Очень быстро я осознал, что этого мелкого типа так просто не возьмешь – он быстро уворачивался из-под моих кулаков, одновременно умудряясь достать меня. Я свирепел. Я готов был раскатать его по земле в тонкий блин, для меня уже не было ничего вокруг – только он и я. Каким чудом мне удалось его свалить, правда, свалившись вместе с ним, я даже и не понял – он оказался подо мной. Я завис над ним и… столкнулся с ним взглядами. И мой замахнувшийся кулак неожиданно потерял силу – я… я как-то вообще вдруг потерял себя – ощущение было, что меня затягивает куда-то. Эти глаза… Даже голова закружилась. Замерев на какое-то время, словно зависший комп, я отмер только после его слов:
- Ну так и будешь на мне лежать?
Ужасно смутившись, я вернулся, наконец, в реальность и торопливо вскочил. Сердце колотилось. Еще-бы – после такого-то махалова! «Да-да, это именно после него, других причин нет!» - убеждал себя я. Дыхание восстанавливалось с трудом. А мой соперник в драке нежданно плавно поднялся и, отряхиваясь, смотрел на меня, так же дыша - как после спринтерского забега. Улыбка снова появилась, но уже другая – не уничижительная, как вначале, а уважительная. Как-то я вот смог их различить, эти его улыбки.
- А ты ниче, даром, что бугай.
- В смысле? – удивился я.
- Ну, драться умеешь, хоть и неправильно.
- Что значит – неправильно?
- Ну, правильных навыков ведения боя у тебя нет. Таких здоровых, как ты, иногда очень легко победить, если они не умеют драться, да к тому же выведены из себя.
- Ты что, секцию какую посещаешь? – догадался я.
- Ну да. Думаешь, я продержался бы так долго против тебя? Я же свои возможности знаю, знаю, что… - парень немного помялся, - хлипкий я. Да и брат тоже.
Мы дружно посмотрели на катающийся поодаль ком из двух тел – и брат моего соперника явно побеждал: он самозабвенно колотил Кирилла.
- Давай их разнимем? – я уже беспокоился за друга.
- Ниче. Сами разберутся. Сейчас все закончится, - с любопытством рассматривая дерущихся, покачал головой парень.
Он оказался прав: еще разок врезав моему дружку, паренек как пружина подскочил и уже стоял на ногах, пока Киря медленно поднимался следом.
- Все, хватит. Думаю, по силе мы равны. Будет правильнее, если выбор останется за Валюшкой, - вихрастый парнишка тоже дышал тяжело, но было видно, что силы для дальнейшей драки у него еще есть, в отличие от моего друга.
- Вот это верно, - вмешался старший брат, - как ни крути, но как девчонка ваша захочет, так и будет. Знаете же пословицу «Насильно мил не будешь». Попробуйте завоевать ее как-то иначе, чем кулаками друг перед другом махать.
- Хм, умник нашелся, - пробурчал мой друг. – Если твой братец не лез бы к ней со своей дружбой, то она тогда точно согласилась бы со мной встречаться.
- А ты ей что, предлагал? – удивился я.
- Ну да, - он хмуро подтер стекающую из разбитого носа кровь.
Я вдруг тоже осознал, что у меня болит тело в тех местах, куда попадали кулаки моего соперника. И еще левый глаз точно заплывет. Хотя – не впервой же. Впрочем, было немного неловко от того, что досталось мне от такого мелкого пацана как…
- Слыш, а как тебя звать-то? – обратился к старшему из братьев.
Он вдруг смутился. Я решил подтолкнуть его к ответу и протянул руку:
- Юрий. Велингтонов.
- Николаенко, – он пожал в ответ и, помолчав с секунду, продолжил тише, - Филипп.
- Филя, получается? – улыбнулся я. Он зыркнул:
- Нет. Филипп.
- А он не любит свое имя, - выдал его братец. – А я Стас, - и протянул мне руку. Я пожал ее и вновь обратился к старшему:
- Понятно. Давай я тебя тогда буду звать Ник – от фамилии.
Парень улыбнулся открыто и облегченно. Я даже засмотрелся на эту его улыбку. Вот ведь…

Та потасовка стала началом нашей дружбы с Ником. Крепкой дружбы. Я даже не задумывался поначалу, почему так хочется поскорее встретиться с ним после школы, ясно же – с ним интересно, да к тому же он на год старше. Хотя я все время забывал об этом – мелкий он все же был для своего возраста. Мы довольно плотно общались – практически каждый день. Если и не встречались когда, то по телефону трепаться никто не мешал. Тем общих было достаточно, а к тому же он стал меня учить некоторым приемам борьбы. Ходить на секцию я не мог – у родичей как раз проблемы с деньгами были – мать все работу найти не могла. Или, может, не очень-то и искала.
Так прошло, наверно, месяца три. А однажды он пригласил меня на день рождения – ему исполнялось шестнадцать лет. Немного стремно было идти в незнакомую компанию одному, я бы с собой Кирю точно захватил, но он наверняка отказался бы – та их спорная девочка все же выбрала братца Ника. Кирилл даже до сих пор зол по этому поводу. Странно – вон, наши девчонки не хуже, замутил бы с кем из них. Но он только скривился на это мое предложение. Ну и фиг с ним. Короче, пошел я один.
В основном там были его сверстники, мы с его братцем оказались самыми младшими и к нам относились соответственно. Одна девчонка, кажется его одноклассница, все время крутилась около него и меня это так раздражало! Ну вот почему девчонки такие прилипчивые? Ну вот что она все рядом да рядом, и танцевать все время тянет. Я старался не смотреть в их сторону, но почему-то глаза сами выискивали Ника и около него замечали и эту девку. Как меня это бесило! Даже Стас – брат его – заметил, что я хмурый какой-то, и спросил, не случилось ли что у меня. И вот тогда я впервые задумался – а почему, собственно, я переживаю из-за этой девчонки? Какое мне, собственно, дело до нее? И как, собственно, на самом деле я отношусь к Нику и к нашей с ним дружбе? Что он для меня значит? И когда я стал в себе копаться, то и обнаружил странное – получается, я ревную Ника к этой его однокласснице! Я, парень, ревную парня! Я, парень, все время думаю о другом парне, у меня постоянная тяга видеть его! Я же так рад, когда мы с ним. И болтать столько времени по телефону… Сколько раз я слушал разговоры своих одноклассников, ведь именно так ведут себя влюбленные дурни! Да и у дружка моего, Кирилла, тоже подобные чувства были. Но это же относится к девочкам! Блииин…. Я, когда осознал это, то так и сел, благо табурет рядом оказался.
- Тебя что, пыльным мешком из-за угла ударили, а в нем утюг был? – хихикнул кто-то, войдя в кухню, куда я сбежал подумать в одиночестве. Я очнулся. Один из приглашенных друзей Ника смотрел на меня, улыбаясь во весь рот. Он был весьма поддатый – это нам, младшим, дали выпить по чуть-чуть, а сами-то отрывались без родителей. А намного ли они нас со Стасиком старше? Подумаешь, год всего. Да мы вообще ровесниками считаться должны!
- Вспомнил кое-что, - буркнул я и вышел из кухни.
Музыка орала, дополняемая шумом от уже порядком захмелевших гостей, никто уже особо и не следил за нами – младшими, ну я и подошел к столу, сам себе налил вина и выпил, не закусывая. Скривился – гадость какая. Думал, что легче станет, но что-то на меня это подействовало наоборот – волноваться я стал больше, в голову полезли уже откровенно неправильные мысли, когда я вновь увидел эту девку около моего друга: а если бы я мог вот так, как она сейчас, прижаться к нему? Или даже танцевать с ним… «Бля, я, кажется, и правда запал на парня, - именно эта мысль вдруг высветила всю серьезность моей проблемы – я что, гей, что ли?!!!». Это был полный пипец… Что же теперь делать? А ведь верно – что делать, если ты влюбился в человека своего пола? «Ну, девчонки-то могут и целоваться, и обниматься – это как-то для них естественно, - стал рассуждать я. - А мне, парню? Что мне делать?» Странно, что в момент осознания своей влюбленности, я даже не так и сильно переживал по поводу всей этой голубизны. Может, казалось, что все не так уж и серьезно, может, психика моя была довольно гибкая в этом плане, а может, это вообще в подсознании жило изначально. Мысли мои однозначно пошли по пути «Что делать, чтобы завладеть Ником?», а не по пути «Что делать, чтобы излечиться от этого порочного желания?». Вот и сидел я за столом, смотрел на предмет моего обожания и строил планы: «Сказать ему, что он мне нравится? Или, может, сказать, что эта девчонка совсем ему не подходит? А может, поговорить с его братом? Нет, с братом не буду, это личное. Что же придумать?» - я задумчиво взялся что-то жевать, но тут меня отвлек Стас:
- Ты чего пялишься на Наташку, понравилась, что ли?
- А?- от неожиданности вздрогнул, чуть не подавившись. Посмотрел – держу колбасу, надо ж, даже вкуса не почувствовал сразу – это я так задумался, что ли?
- Ты чо, спишь с открытыми глазами? – но его, видимо, куда сильнее занимал другой вопрос, вот он к нему и вернулся: - Я смотрю, ты глаз с Наташки не сводишь, запал, да?
Кто такая Наташка, я понятия не имел: не прислушивался особо, кого тут и как зовут, но на всякий случай кивнул головой. А то что я ему иначе скажу?
- Так флаг тебе в руки! Она брату и не нравится совсем, но она отличница и к тому же в их классе кучу девчонок вокруг себя собрала, с ней лучше дружить.
Теперь я понял, что он как раз об этой дуре, что около Ника крутится, говорит. И тут же мне пришла в голову мысль – что если попросить его научить меня с девчонками обращаться? Так я лучше узнаю предпочтения моего друга – кто ему нравится, кто нет. Ну и… сделаю вид, что целоваться не умею, пусть научит! И чтобы она не лезла к нему, может действительно попробовать охмурить эту Наташу? Я все же на фоне Ника куда взрослее, ну ладно, не взрослее, но за ее сверстника сошел бы. Воодушевленный этой идеей, я предложил Стасу:
- Давай, пока никто на нас не смотрит, выпьем еще!
- Фу, да осталось только это сладкое вино для девчонок, мне оно не нравится.
- Ну и что? Главное – градусы есть!
- У нас пиво в холодильнике заныкано, хочешь?
- Тащи!
Брат Ника убежал. Я же встал и впервые за весь вечер направился к Нику:
- У тебя здесь так замечательно, я рад, что ты меня пригласил. Весело.
- А я тебя как-то и потерял, думал даже, что ты ушел, - Ник явно обрадовался разговору со мной, а девчонка эта нахмурилась: как же, отвлекаю ее парня!
- Я на кухне был.
- Да? Зачем.
- Нуу, - «какого лешего ляпнул? Что говорить-то?» - это… там пиво у вас есть, - вспомнил я ушедшего Стаса.
- Ну хитрец, пить тут тебе не дали, так ты нашел лазейку?
- Кстати, и чего твои друзья привязались с этой выпивкой? Выпендриться, что они меня старше? Да наверняка с некоторыми у нас разница всего в несколько месяцев! И вообще, не надо было говорить, в каком я классе учусь.
- Извини, не подумал как-то.
- Да ладно, чего уж теперь. Я вот хотел спросить, - сейчас я напрягся, спонтанно пришла в голову одна мысль: - вы с Наташей встречаетесь? – и я окинул своим самым соблазнительным и наглым взором стоявшую рядом девушку. Она хотела что-то сказать, но столкнувшись со мной взглядом, покраснела. Я про себя ухмыльнулся.
- Нет. Мы просто дружим, - быстро ответил Ник. А ведь наверняка она только что хотела сказать, что да, встречаются. Или типа, будем встречаться, а то чего это она так сердито на него посмотрела?
- Филипп, пойдем, потанцуем? – она потянула за рукав Ника, но тот отвертелся:
- Наташ, мы с тобой с самого начала танцуем, дай хоть передохнуть! Я даже с парнями почти не общаюсь на собственном дне рождения – только с тобой!
Он вообще-то был прав, они действительно много танцевали, я же наблюдал. А она вдруг фыркнула, задрала голову выше и со словами «ну и общайся с малолетками!» удалилась к танцующим. Ха, обиделась, типа.
- Уфф…
- Устал?
- Ага. Достала уже.
- Ну и послал бы ее.
- Не. Во-первых, она у нас лидер среди девчонок, к тому же злопамятна, а во-вторых, у нее тетка работает в школе, может назудеть, и оценки вниз поползут по математике, а у меня с ней и так нелады.
- А почему по математике? Она училка?
- Нет, завхоз. Не знаю почему по матёме, но такое уже однажды было. Не со мной, правда, с девчонкой одной.
- Нифига себе.
- Ага.
- И что делать будешь?
- Да ничего. Надоест ей со временем и отлипнет.
- Хм. Думаешь?
Ник пожал плечами. Я только хотел сказать ему, что мне с ним надо серьезно поговорить по одному вопросу, как нас отвлек один из парней:
- Эй, новорожденный! А в бутылочку будем играть?
Кое-кто услышал это предложение и подошел поближе.
- Ну еще бы! Куда уж без нее? – ответил Ник.
- В эту игру, наверно, еще наши родители играли, но наверняка и наши дети играть будут.
- Это уж точно! – подхватил только что подошедший Стас и протянул мне бутылку холодного пива.
Гости стали собираться в кучу – все же это так волнительно – целоваться. И смешно, когда парень на парня попадает или девчонка на девчонку. Ну и… я подумал и постарался сесть напротив Ника. Надеюсь, этого никто не заметил. Рядом – кто бы мог подумать – Наташка оказалась. Но между мной и ею еще какая-то девчонка влезла, я непроизвольно сместился, успел расстроиться, но тут заметил – может это случайно у Ника получилось - он передвинулся, пропуская рядом к себе какого-то парня, и мы снова оказались напротив. У меня сразу ладони вспотели и, пряча свою нервозность, я часто прихлебывал пиво. Короче, игра началась. Я все ждал, когда же выпадет мне с ним поцеловаться, но бутылочка крутилась, пары целовались, все веселились, и я делал вид, что тоже смеюсь со всеми. А сам ждал и переживал: выпадет – не выпадет, целовать по-настоящему или нет? Долгожданное событие произошло как-то неожиданно. Я растерялся даже. Играющие засмеялись, глядя на меня, а я неудержимо начал краснеть. Тут Ник первый ко мне потянулся, я тоже качнулся навстречу, опершись на руки. Не удержавшись, взглянул в его глаза и… вновь стал куда-то падать. Когда он коснулся меня, коснулся моих губ… Я даже не понял, что случилось – у меня голова закружилась. Кто-то подхватил меня, я кажется, падать стал – руки вмиг ослабели.
- Ну, пить тебе точно рано! Или впервые целуешься? - спросила сидящая рядом девчонка.
- Ничего не впервые, - буркнул я в ответ, не смея глаз поднять на Ника. И жарко так было…
Говорят иногда – пар из ушей валит. Вот и у меня - уши горели очень чувствительно. И колотило всего от непонятного внутреннего напряжения. Подколки окружающих были пофиг - я переживал совершенно неожиданные чувства, определить которые не мог. Посидев еще немного в круге, вышел из него – теперь стало страшно на глазах всех целоваться с Ником, если вдруг выпадет такое снова. Побродив по трехкомнатной квартире, которую родители Филиппа не побоялись оставить на растерзание великовозрастного новорожденного и толпы его гостей, я решил смыться отсюда, не дожидаясь окончания праздника. Как говорят – ушел по английски.
На следующий день, хоть это и было воскресенье, ни я Нику, ни Ник мне, не звонили друг другу. Мне было стыдно, ему, видать, тоже. А в понедельник я уже не вытерпел, да и причина уважительная нашлась. У нас с самого начала нашей дружбы повелось, что я ему с математикой и физикой помотал, а он мне с биологией и химией, по профилю, так сказать, наших школ. Ну и вот, позвонил ему. Даже по телефону было слышно, что Ник обрадовался.
- Конечно помогу! – чуть ли не вопил он, - А ты мне. У нас завтра контрольная.
Отношения были восстановлены. Никто из нас этот самый поцелуй на его днюхе не обсуждал, да и вообще мы с ним про тот день вообще не говорили. Все вроде бы было по-прежнему. Только вот меня жутко стали напрягать даже случайные прикосновения к нему. Вздрагивал даже иногда. И очень боялся, что он меня спросит – почему это я отстраняюсь от него как от прокаженного. Но, кажется, он не замечал. Я уже сжился с мыслью, что мне нравится парень, да и что говорить – ведь Ник действительно был интересным собеседником, отличным другом, ну и просто симпатичным парнем. Может же такой понравиться? Я только в глаза ему долго старался не смотреть – вдруг опять это непонятное накатит. Как-то мы сидели у него – я пришел со своим ноутом, а он за компом - и мы играли в Warcraft 3. Закончив, довольные, какое-то время пообсуждали бои, потом Ник что-там в сети стал искать – видел я, как на мониторе то открывались, то закрывались странички какие-то, затем неожиданно спросил меня:
- Юрк… Понимаешь… То есть, я спросить хочу. Вот бывает ли у тебя, что ни с того ни с сего вдруг колбасить начинает?
- Это как? – «серьезный-то какой» - удивился я его напряженной спине.
- Ну… Понимаешь… Со мной в последнее время что-то непонятное твориться стало. То вдруг радость какая-то дикая, то грусть - хоть плачь, а то… - тут у него ухо и край щеки, которые были мне видны, начали розоветь, - сны всякие дурацкие. Я бы брата спросил, да ведь издеваться наверняка начнет. А ты – самый близкий друг. Вот.
Он замолчал, уткнувшись в экран монитора. Очень уж это было похоже на мои переживания. Но мне стало грустно: вспомнил ту девчонку, что все около него крутилась на днюхе – наверно, добилась своего, влюбился мой друг в эту дуру. Плакать даже захотелось.
- Чего молчишь-то? – не вытерпел Ник.
- Ну… наверно, это… типа влюбился?
- Скажешь тоже – влюбился! – Ник даже засмеялся. – В па… - он запнулся, - нет, это, конечно же не любовь.
- Ну, тогда – предчувствие.
- Чего?
- Любви, конечно!
Ник заливисто засмеялся:
- Ой, не могу! Да ты поэт! – развернувшись на кресле, он посмотрел на меня, серьезности в нем уже не было. – Скажешь тоже: предчувствие любви! Прямо как в стихах каких.
А мне почему-то стало стыдно и теперь уже мои щеки налились жаром.
- Эй, Юрк, да ты не парься, я же так, прикалываюсь просто. Если пишешь стихи, то это же здорово!
- Ничего я не пишу, - буркнул в ответ. – Пойду я.
Я стал собирать свои вещи. Ник забеспокоился:
- Ты чего, обиделся что ли?
- Нет.
- Да брось. Ну ладно, ладно, может, ты и прав, только такого быть не может.
- Почему это?
- Ну… Ладно, забей. Пошли, я тебя тогда провожу до дома, прошвырнусь хоть перед сном.
- Пошли.
Мы медленно и молча шли почти всю дорогу. Я думал над его словами, а он, видимо, над моими. У меня все не шел из головы этот обрыв темы. Почему он так уверен, что быть такого не может? Что тут такого? Мы с ним почти ровесники, год – это ничто! А если внешне, то я даже старше его выгляжу – я же выше и крупнее. Но если я влюбился, то почему это он не может? Почему же он так сказал? Я искоса на него посмотрел: лицо-то какое… и это он меня поэтом обозвал, а сам-то… Мысли мои переметнулись совсем в другую область, на которую я наложил запрет еще после того «дня поцелуя» как я его назвал. Представилось вдруг, как я касаюсь щек его ладонями и наклоняюсь к губам… «Опять жарко становится. Нельзя, нельзя, нельзя» - я как мантру стал повторять это слово, для верности помотав головой, но попробуй, поспорь сам с собой, когда весенний вечер, рядом идет такой замечательный человек, и разговор взбудоражил мысли о запретном. Не заметил даже, что мы уже подошли к моему дому.
- Слышь, Юр, я зайду к вам – отлить?
- Ага, - голос почему-то охрип и я откашлялся. Придержал двери подъезда, пропустив его вперед.
Ник вызвал лифт. И тут мне в голову ударила дикая идея. Я сперва отмахнулся от нее, но уж очень сильно было желание, решил, что потом все в шутку переведу, да и вообще – придумаю отмазку потом. Лифт раскрылся, мы вошли и я бухнул:
- Ник, давай в «Марафон» сыграем?
- А что это?
- Сейчас покажу, - я нажал на кнопку последнего – двенадцатого этажа, хотя жил на пятом.
Двери закрылись и лифт тронулся. Я же повернулся к Нику и, стараясь не утонуть снова в его глазах, исполнил то, о чем мечтал по дороге: обнял лицо его и приник к губам. Он попытался вывернуться, но я-то крупнее его, зажал в угол – куда ему было оттуда деться. Ник помычал что-то, подергался, и вдруг я чувствую, что он потяжелел словно. Ноги его явно перестали держать и… он стал отвечать на мой поцелуй! Я обнял его покрепче и такое… такая волна на меня накатилась, что мне самому впору было искать опору. И как же быстро мы доехали… Я отстранился, отпуская Ника.
Глаза его были дикими. И огромными. И такими, что взгляд отвести невозможно. Не, они точно наркотически на меня действуют.
- Ты… что же ты делаешь… - шепот как гром.
- Ну… «Марафон»… поцелуй такой вот…, - я вдруг испугался, что он со мной теперь и дружить не будет. Неуверенно уже спросил: - Ты не обижайся, я же пошутил. Тебе же понравилось?
Он, ничего не отвечая, нажал на кнопку, лифт закрыл двери, и мы поехали вниз.
- Сейчас проверим, - вдруг заявил он, неожиданно толкнул меня к стене и прямо-таки впился в мои губы. Ооо!
Очнулся я только тогда, когда Ник резко отпрянул в сторону. Оказывается, мы уже приехали. На первый этаж. Какая-то тетка, не глядя на нас проворчала что-то про молодежь, которой делать нечего, как кататься на лифте и впихнулась в кабинку, стоило только нам ее покинуть. Мы переглянулись и… заржали. Вот честно – громко, даже истерически немного, рассмеялись, словно это так смешно было бы увидеть: двери лифта раскрываются, а там два парня целуются.
Когда смех сошел на нет, я первый спросил:
- И как?
- Что – как?
- Как мы теперь?
- А никак. Мы же все равно друзья. Или ты думаешь иначе?
- Ну… А если совместить дружбу с…?
Ник помолчал. Мы с ним так и стояли у лифта, только он оперся о стену, а я напротив него. Стоял и уже не таясь любовался им.
- Как ты сказал – предчувствие любви?
- А ты сказал – это невозможно…
Он опять помолчал. Мне даже тревожно стало.
- Ник?
- Может быть и возможно...
Мне стало так легко, словно гелием наполнился и сейчас взлечу.
- Но давай не будем торопиться, - продолжил он.
- Конечно. Как скажешь. Ну, до завтра?
- До завтра.
- Стой! Ты ж в толчёк хотел.
- Я хотел подольше с тобой побыть, - смущенная улыбка, прощальный взмах руки и он уходит.
Я в ступоре. Так и стоял еще довольно долго в какой-то прострации, пока лифт кто-то не вызвал. Очнулся и подумал: «Вот, начинается новая страница моей жизни. Что-то еще будет?». А будет обязательно. Я уж постараюсь.


14.02.1012

@темы: слэш, ориджиналы, мое творчество

URL
Комментарии
2012-04-22 в 18:43 

Лионелия Корф
Для перфекциониста в аду нет ни серы, ни огня, лишь неровные котлы стоят слегка ассиметрично.
очень понравилось!

2012-05-11 в 10:02 

Ze_lenka
Для хорошего кота и ноябрь - март)
Спасибо, Русёна). Читать про таких мальчиков одно удовольствие ;-)

2012-05-11 в 14:19 

Русёна
Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать. (Коко Шанель)
URL
2012-06-13 в 20:17 

Камен
Вот ты и пробил головой стену. И что будешь делать в соседней камере? С.Е.Лец
очень понравилось)романтичная история)

2013-06-27 в 06:30 

Любовь цвета неба
Курение - вред, вино - отрава. Любите слэш, совет Минздрава! :D
словно гелем наполнился и сейчас взлечу
А точно гелем, а не гелием? Вы имели в виду газ? Гелий легче воздуха.))

2014-01-03 в 21:02 

Понравилось, но мне совершенно мало.

URL
2014-01-13 в 16:50 

Русёна
Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать. (Коко Шанель)
Любовь цвета неба, спасиб за замеченную ошибку.
И спасиб всем за отзывы.

URL
2014-11-08 в 06:55 

ewa13@
Не с той ноги встала.Не на ту метлу села.Ещё и полетела не туда.
Романтика в чистом виде!!! И просится продолжение))))):kiss:

   

Во сне и на яву

главная